телефон +7 (812) 232 02 96

заказ экскурсий

Музей открыт
с 11.00 до 18.00 (касса закрывается на час раньше)
вход посетителей на территорию музея прекращается в 17.00
выходные дни – понедельник, вторник, последний четверг месяца.

В настоящее время посещение музея - только при предъявлении QR-кода.

Водолазное дело России

ПРЕСС-РЕЛИЗ ВЫСТАВКИ
 
Первое упоминание о водолазах на Руси в официальных документах относится к 1606 г. Водолазы были заняты добычей речного жемчуга, а также строительством и поддержанием в исправности гидротехнических сооружений рыболовных промыслов Нижней Волги. Они погружались без использования какого-либо специального снаряжения – «на нырке», и серьезных работ под водой выполнять не могли. Индивидуальный водолазный скафандр впервые появился в России в 1830-х годах. Это было отечественное вентилируемое снаряжение так называемого открытого типа, созданное российским механиком Гаузеном в 1829–1830 г.(1). Позднее, в 1838 г., для Черноморского флота было закуплено аналогичное английское устройство Чарльза Дина. И если конструкция Гаузена при всей ее примитивности просуществовала в России в неизменном виде по крайней мере до 1873 г., то снаряжение Дина быстро развивалось и к концу 1850-х гг. оно превратилось в прототип современного двенадцатиболтового вентилируемого снаряжения, которое широко импортировалось в Россию сначала Гейнке, а затем – фирмой Зибе–Горман. Именно оно стало одним из двух используемых в России типов вентилируемого водолазного снаряжения. 
 
Позднее, в 1865 г. в России появилось снаряжение Денейруза. Первый его образец – это было так называемое «свиное рыло» («Le Groin»): гидрокомбинезон с капюшоном, полнолицевая маска, устройство для дыхания с аварийным запасом сжатого воздуха в заспинном блоке, шланговая подача воздуха с поверхности (2) – оказался очень неудобным в работе. В 1872 г. Денейруз представил в Россию доработанный трехболтовый вариант, который и стал вторым типом признанного в России снаряжения. С начала 1860-х гг. в России на государственных адмиралтейских, а в 1880-х годах и на некоторых частных предприятиях начался выпуск двенадцатиболтового и трехболтового снаряжения (3), в портах стали создавать водолазные службы, а состав экипажей крупных боевых кораблей ввели водолазные станции.
 
В 1882 г. в Кронштадте была организована водолазная школа (5), которая быстро стала не только «кузницей кадров» для военных и гражданских водолазных служб России, но и единым для военных и гражданских структур научно-исследовательским и сертификационным центром. В итоге к концу 1880-х гг. в России окончательно сложилась и успешно действовала вплоть до 1917 г. сбалансированная межведомственная инфраструктура обеспечения и проведения водолазных работ, включающая в себя научно-исследовательскую и конструкторскую базу, специализированное производство, учебный центр, центр разработки нормативно-руководящих документов и собственно водолазные предприятия, выполняющие работы под водой. Революция 1917 г. разрушила практически все существовавшие в России хозяйственные механизмы и связи, но уже в 1918 г. в стране начала восстанавливаться водолазная служба (5). В феврале 1918 г. был создан Всероссийский профессиональный союз водолазов, который подготовил и представил в правительство России предложения о порядке восстановления водолазного дела в России. Военно-морской флот организовывал водолазное обеспечение действия флотов, в том числе и судоподъем, а в гражданских структурах – в системе Народного комиссариата путей сообщения (НКПС) – была воссоздана служба обеспечения судоходства и гидротехнического строительства, организационной формой которой стала созданная в 1921 г. так называемая Центральная водолазная база. Центральная водолазная база объединила в своем составе административно-хозяйственное управление, учебный центр и опытно-производственные мастерские в Петрограде, а так же водолазные станции в регионах. Эта структура успешно действовала вплоть до поглощения ее в 1930 г. знаменитым уже к тому времени ЭПРОНом. ЭПРОН – Экспедиция подводных работ особого назначения – был создан в начале 1923 г. в системе ОГПУ с целью подъема золота с затонувшего в 1854 г. во время Крымской войны английского пароходо-фрегата «Принц». Золота не нашли, но организация продолжала работать, поднимая лежащие на дне Черного и Азовского морей суда и их грузы. Умело сочетая несомненные успехи в судоподъеме и грамотную аппаратную работу в «коридорах власти», ЭПРОН сумел в 1924 г. подчинить себе все водолазные и судоподъемные организации Черного и Азовского морей, а в 1929 г. ЭПРОН распространил свое влияние и на северо-западные и северные акватории, поглотив при этом Центральную водолазную базу НКПС (6). В 1931 г. ЭПРОН был передан из ведения ОГПУ в структуру Народного комиссариата путей сообщения. К этому моменту ЭПРОН уже объединял в рамках одной структуры выполнение водолазных работ по всем акваториям Советского Союза, проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, производство оборудования и обучение персонала. Фактически ЭПРОН стал воссозданной в третий раз комплексной инфраструктурой обеспечения подводных работ в России, и лишь водолазные службы Военно-морского флота все эти годы сохраняли свою независимость, оставаясь в составе Флота. С началом Великой отечественной войны ЭПРОН вошел в состав Аварийно-спасательной службы Военно-морского флота. После войны как самостоятельная организация он восстановлен не был, но из состава Аварийно-спасательной службы Военно-морского флота была выделена отдельная структура – Главное военное речное управление – задачей которой было проведение подводных работ на внутренних водоемах страны. Позднее в ряде гражданских министерств были созданы свои, ведомственные, водолазные службы. Уже в первые послевоенные годы специалисты АСС ВМФ под руководством привлеченных к этим работам ученых Академии наук СССР и ведущих медицинских учреждений страны обеспечили мировое лидерство советских водолазов в области глубоководных погружений. Разработки 1950-х годов, инициированные Военно-морским флотом, стали основой технической базы водолазных служб страны. Созданные в те годы водолазные снаряжения УВСС50м (7), ВКСС57, ГКСС3м, ряд образцов телефонных станций, подводные световые приборы, барокамеры, воздушные компрессора среднего и высокого давления, водолазные катера широко использовались и военными, и гражданскими водолазами в течение десятилетий без каких-либо существенных изменений. Лишь в начале 2000-х годов, почти через полвека, отечественная промышленность вновь начала разработку и изготовление водолазного снаряжения, но уже на качественно новом уровне (8, 9). «Золотые» годы водолазного снаряжения и оборудования спецназа Военно-морского флота и других силовых структур пришлись на 1970-е года. Именно тогда были созданы находящиеся до сих пор на вооружении дыхательные аппараты(10), гидрокомбинезоны, средства движения и образцы оружия, а разработка новых, более совершенных, образцов снаряжения для боевых пловцов в России началась только в конце XX века. В те же 1960-1970-е годы началось серийное производство аквалангов (АВММ1 и «Украина») и гидрокостюмов (ГКПП4 и «Садко»), сделавшие возможным массовое развитие подводного спорта в стране. 
 
Все эти периоды истории развития водолазного дела в России нашли свое отражение на выставке. 
 
Выставка была организована совместно с предприятием «Подводгазинжиниринг».
 
В комплектовании выставки приняли участие Центральный военно-морской музей, ЗАО «НПП ПТ «Океанос», ООО «КАМПО», ООО «Открытое море», ООО «Смольский Водолазный Скафандр», а также водолазный специалист Павловский Ю.К., водолазный специалист Моисеев А.О., капитан 1-го ранга Науменко Ю.Н., капитан 1-го ранга Чумак А.В., независимый эксперт Дэвид Деккер (David Dekker, Голландия).
 
 
К 65-летнему юбилею окончания Великой Отечественной войны был создан новый большой раздел выставки - «Водолазы в Великой Отечественной войне», где было представлено водолазное снаряжение военных лет, инструменты для проведения подводных работ, фотографии, архивные документы, свидетельствующие о деятельности водолазов в годы Великой Отечественной войны и их вкладе в Великую Победу.
 
Много известно о подвигах моряков, пехотинцев, артиллеристов, танкистов и летчиков, но мало кто помнит о том, что на всем тысячекилометровом фронте – от Балтики до Черного моря вместе с армией по побережьям морей, по всем крупным рекам и     озерам двигались ремонтно-восстановительные и аварийные судоподъемные отряды инженерных войск и военно-морских сил.
 
Водолазы дважды прошли тяжелый путь от берегов Волги и Невы до Шпрее – сначала бок о бок с действующей армией, расчищая водные пути от минных заграждений, взорванных пролетов мостов, затопленных на фарватерах кораблей и обеспечивая беспрепятственные переправы через реки и действия поддерживающих наземные части речных флотилий бронекатеров и транспортных судов, а затем, уже в мирное время – восстанавливая водные пути, железнодорожные и автомобильные мосты, дамбы и плотины, речные и морские порты, поднимая затопленные суда.
 
Сотни водолазов погибли под огнем противника, от взрывов донных мин во время разминирования, от вынужденных боевой обстановкой тяжелых нарушений режимов погружения и всплытия…
 
Водолазные шлемы, боты, рубахи, ручные помпы, спасательные и дыхательные аппараты, а также другие, ранее не выставлявшиеся экспонаты, открывающие мало изученную страницу военной истории стали своеобразной данью памяти и уважения перед заслугами военных инженеров.